Корней Чуковский — Стихи для детей

5
Корней Чуковский — Стихи для детей

Корней Иванович Чуковский — детский поэт с большой буквы, настоящий всенародный любимец. Без стихов Корнея Чуковского невозможно представить ни мир детской поэзии, ни сам детский мир — добрый и красочный. Именно его стихотворные сказки формируют в детском сознании позитивное отношение к окружающему. Большинство произведений для детей написаны Корнеем Чуковским около века назад, но по-прежнему остаются одними из самых любимых детворой. Корней Иванович Чуковский является самым издаваемым в России автором детской литературы.

ДЕТСКИЙ ПИСАТЕЛЬ КОРНЕЙ ИВАНОВИЧ ЧУКОВСКИЙ

Корней Иванович Чуковский — это псевдоним. Настоящее имя этого писателя, детского поэта, переводчика, литератураведа и литературного критика — Николай Васильевич Корнейчуков.

О себе Чуковский написал так:

«Я родился в Петербурге в 1882 году, после чего мой отец, петербургский студент, покинул мою мать, крестьянку Полтавской губернии; и она с двумя детьми переехала на житье в Одессу. Вероятно, отец давал ей вначале какие-то деньги на воспитание детей: меня отдали в одесскую гимназию, из пятого класса которой я был несправедливо исключен.

Перепробовав много профессий, я с 1901 года стал печататься в «Одесских новостях», писал главным образом статейки о выставках картин и о книгах. Иногда — очень редко — стихи.

В 1903 году газета послала меня корреспондентом в Лондон. Корреспондентом я оказался из рук вон плохим: вместо того чтобы посещать заседания парламента и слушать там речи о высокой политике, я целые дни проводил в библиотеке Британского музея… (Английский язык я изучил самоучкой.)».

По возвращении из Лондона в Петербург Корней Иванович всерьёз занялся литературной критикой. Этой профессии он отдавал почти всё своё время, очень её любил и считал своей единственной профессией.

О том, чтобы писать произведения для детей, Чуковский изначально даже не задумывался. Он продолжал критиковать детских поэтов в своих статьях, акцентируя внимание на унылость их творений, напрочь лишенных рифмы и ритма. По этому поводу Максим Горький, познакомившись с Чуковским случайно в поезде, предложил Корнею Ивановичу всместо жесткой критики самому попробовать написать хорошую стихотворную сказку в качестве примера.

После этого разговора Чуковский много раз садился за письменный стол, но каждый раз приходил к убеждению, что для написания детских сказок у него нет таланта.

И все же сказки Чуковским были написаны. Но написаны они были не преднамеренно, случайно.

Как упоминает сам автор: «случилось так, что мой маленький сын заболел, и нужно было рассказать ему сказку. Заболел он в городе Хельсинки, я вез его домой в поезде, он капризничал, плакал, стонал. Чтобы как-нибудь утихомирить его боль, я стал рассказывать ему под ритмический грохот поезда:

Жил да был
Крокодил.
Он по улицам ходил…

Стихи сказались сами собой. О их форме я совсем не заботился. И вообще ни минуты не думал, что они имеют какое бы то ни было отношение к искусству. Единственная была у меня забота – отвлечь внимание ребенка от приступов болезни, томившей его. Поэтому я страшно торопился: не было времени раздумывать, подбирать эпитеты, подыскивать рифмы, нельзя было ни на миг останавливаться. Вся ставка была на скорость, на быстрейшее чередование событий и образов, чтобы больной мальчуган не успел ни застонать, ни заплакать. Поэтому я тараторил, как шаман:

И дать ему в награду
Сто фунтов винограду,
Сто фунтов шоколаду,
Сто фунтов мармеладу
И тысячу фунтов мороженного.

Сын угомонился и тихо заснул…».

Этим рифмам Чуковский сначала не придал никакого значения и возможно навсегда позабыл бы о них, но его сын, едва проснувшись, сразу же попросил снова рассказать ему «вчерашнюю» сказку, а после и её продолжение. Так появились на свет знаменитые: «Крокодил», «Тараканище», «Мойдодыр», «Муха-цокотуха», «Бармалей», «Айболит», «Краденное солнце», «Телефон», «Федорино горе». И теперь уже эти стихотворные сказки ругали другие литературные критики, называя их пустой болтовнёй с неформальными сюжетами. Долгое время издательства отказывали Чуковскому в публикации его детских произведений, пока один из приятелей Корнея Ивановича не опубликовал их.

С тех пор произведения Корнея Ивановича Чуковского стали и продолжают быть одними из самых любимыми детьми, и в том числе и за непривычную форму стиха и фантастичный сюжет его сказок, в общем за всё то, за что когда-то его не хотели публиковать и ругали взрослые критики.

В 1962 году Оксфордский университет (самый старый университет Англии) присудил К.И. Чуковскому почетное звание доктора литературы. За научный труд о Некрасове Чуковский был награждён Ленинской премией.

В шестидесятых годах К.И. Чуковский на собственные средства построил детскую библиотеку и подарил её множество книг. Его поддержали в этом и другие деятели исскуства: детские писатели, поэты и художники. Так появилась большая детская библиотека в Переделкино, под Москвой, которая существует и в настоящее время.

Айболит

Сказка

1 часть

Добрый доктор Айболит!

Он под деревом сидит.

Приходи к нему лечиться

И корова, и волчица,

И жучок, и червячок,

И медведица!

Всех излечит, исцелит

Добрый доктор Айболит!


2 часть

И пришла к Айболиту лиса:

«Ой, меня укусила оса!»

И пришёл к Айболиту барбос:

«Меня курица клюнула в нос!»

И прибежала зайчиха

И закричала: «Ай, ай!

Мой зайчик попал под трамвай!

Мой зайчик, мой мальчик

Попал под трамвай!

Он бежал по дорожке,

И ему перерезало ножки,

И теперь он больной и хромой,

Маленький заинька мой!»

 

И сказал Айболит: «Не беда!

Подавай-ка его сюда!

Я пришью ему новые ножки,

Он опять побежит по дорожке».

И принесли к нему зайку,

Такого больного, хромого,

И доктор пришил ему ножки.

И заинька прыгает снова.

А с ним и зайчиха-мать

Тоже пошла танцевать.

И смеётся она и кричит:

«Ну, спасибо тебе, Айболит!»

3 часть

Вдруг откуда-то шакал

На кобыле прискакал:

«Вот вам телеграмма

От Гиппопотама!»

«Приезжайте, доктор,

В Африку скорей

И спасайте, доктор,

Наших малышей!»

 

«Что такое? Неужели

Ваши дети заболели?»

«Да-да-да! У них ангина,

Скарлатина, холерина,

Дифтерит, аппендицит,

Малярия и бронхит!

Приходите же скорее,

Добрый доктор Айболит!»

 

«Ладно, ладно, побегу,

Вашим детям помогу.

Только где же вы живете?

На горе или в болоте?»

«Мы живем на Занзибаре,

В Калахари и Сахаре,

На горе Фернандо-По,

Где гуляет Гиппо-по

По широкой Лимпопо.

4 часть

И встал Айболит, побежал Айболит.

По полям, по лесам, по лугам он бежит.

И одно только слово твердит Айболит:

«Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!»

А в лицо ему ветер, и снег, и град:

«Эй, Айболит, воротися назад!»

И упал Айболит и лежит на снегу:

«Я дальше идти не могу».

И сейчас же к нему из-за ёлки

Выбегают мохнатые волки:

«Садись, Айболит, верхом,

Мы живо тебя довезём!»

И вперёд поскакал Айболит

И одно только слово твердит:

«Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!»

5 часть

Но вот перед ними море —

Бушует, шумит на просторе.

А в море высокая ходит волна,

Сейчас Айболита проглотит она.

«Ой, если я утону,

Если пойду я ко дну.

Что станется с ними, с больными,

С моими зверями лесными?»

 

Но тут выплывает кит:

«Садись на меня, Айболит,

И, как большой пароход,

Тебя повезу я вперёд!»

И сел на кита Айболит

И одно только слово твердит:

«Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!»

6 часть

И горы встают перед ним на пути,

И он по горам начинает ползти,

А горы всё выше, а горы всё круче,

А горы уходят под самые тучи!

«О, если я не дойду,

Если в пути пропаду,

Что станется с ними, с больными,

С моими зверями лесными?

И сейчас же с высокой скалы

К Айболиту слетели орлы:

«Садись, Айболит, верхом,

Мы живо тебя довезём!»

И сел на орла Айболит

И одно только слово твердит:

«Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!»

7 часть

А в Африке,

А в Африке,

На черной

Лимпопо,

Сидит и плачет

В Африке

Печальный Гиппопо.

Он в Африке, он в Африке

Под пальмою сидит

И на море из Африки

Без отдыха глядит:

Не едет ли в кораблике

Доктор Айболит?

И рыщут по дороге

Слоны и носороги

И говорят сердито:

«Что ж нету Айболита?»

А рядом бегемотики

Схватились за животики:

У них, у бегемотиков,

Животики болят.

 

И тут же страусята

Визжат, как поросята.

Ах, жалко, жалко, жалко

Бедных страусят!

И корь, и дифтерит у них,

И оспа, и бронхит у них,

И голова болит у них,

И горлышко болит.

Они лежат и бредят:

«Ну что же он не едет,

ну что же он не едет,

Доктор Айболит?»

 

А рядом прикорнула

Зубастая акула,

Зубастая акула

На солнышке лежит.

Ах, у её малюток,

У бедных акулят,

Уже двенадцать суток

Зубки болят!

И вывихнуто плечико

У бедного кузнечика;

Не прыгает, не скачет он,

А горько-горько плачет он

И доктора зовет:

«О, где же добрый доктор?

Когда же он придет?»

8 часть

Но вот, поглядите, какая-то птица

Всё ближе и ближе по воздуху мчится.

На птице, глядите, сидит Айболит

И шляпою машет и громко кричит:

«Да здравствует милая Африка!»

И рада и счастлива вся детвора:

«Приехал, приехал! Ура! Ура!»

А птица, над ними кружится,

А птица на землю садится.

И бежит Айболит к бегемотикам,

И хлопает их по животикам,

И всем по порядку

Даёт шоколадку,

И ставит и ставит им градусники!

И к полосатым

Бежит он тигрятам,

И к бедным горбатым

Больным верблюжатам,

И каждого гоголем,

Каждого моголем,

Гоголем-моголем,

Гоголем-моголем,

Гоголем-моголем потчует.

Десять ночей Айболит

Не ест и не пьет и не спит,

Десять ночей подряд

Он лечит несчастных зверят,

И ставит и ставит им градусники.

9 часть

Вот и вылечил он их,

Лимпопо! Вот и вылечил больных,

Лимпопо! И пошли они смеяться,

Лимпопо! И плясать и баловаться,

Лимпопо!

И акула Каракула

Правым глазом подмигнула

И хохочет, и хохочет,

Будто кто её щекочет.

И малютки бегемотики

Ухватились за животики

И смеются, заливаются —

Так что горы сотрясаются.

Вот и Гиппо, вот и Попо,

Гиппо-попо, Гиппо-попо!

Вот идёт Гиппопотам.

Он идёт от Занзибара,

Он идёт к Килиманджаро —

И кричит он, и поёт он:

«Слава, слава Айболиту!

Слава добрым докторам!»

Айболит и воробей

Сказка

Злая-злая, нехорошая змея

Молодого укусила воробья.

Захотел он улететь, да не мог

И заплакал, и упал на песок.

Больно воробышку, больно!

И пришла к нему беззубая старуха,

Пучеглазая зелёная лягуха.

За крыло она воробышка взяла

И больного по болоту повела.

Жалко воробышка, жалко!

Из окошка высунулся ёж:

— Ты куда его, зелёная, ведёшь?

— К доктору, миленький, к доктору.

— Подожди меня, старуха, под кустом,

Мы вдвоём его скорее доведём!

И весь день они болотами идут,

На руках они воробышка несут…

Вдруг ночная наступила темнота,

И не видно на болоте ни куста,

Страшно воробышку, страшно!

Вот и сбились они, бедные, с пути,

И не могут они доктора найти.

— Не найдём мы Айболита, не найдём,

Мы во тьме без Айболита пропадём!

Вдруг откуда-то примчался светлячок,

Свой голубенький фонарик он зажёг:

— Вы бегите-ка за мной, мои друзья,

Жалко-жалко мне больного воробья!

И они побежали бегом

За его голубым огоньком

И видят: вдали под сосной

Домик стоит расписной,

И там на балконе сидит

Добрый седой Айболит.

Он галке крыло перевязывает

И кролику сказку рассказывает.

У входа встречает их ласковый слон

И к доктору тихо ведёт на балкон,

Но плачет и стонет больной воробей.

Он с каждой минутой слабей и слабей,

Пришла к нему смерть воробьиная.

И на руки доктор больного берёт,

И лечит больного всю ночь напролёт,

И лечит, и лечит всю ночь до утра,

И вот — поглядите!- ура! ура!

Больной встрепенулся, крылом шевельнул,

Чирикнул: чик! чик! и в окно упорхнул.

— Спасибо, мой друг, меня вылечил ты,

Вовек не забуду твоей доброты!

А там, у порога, толпятся убогие:

Слепые утята и белки безногие,

Худой лягушонок с больным животом,

Рябой кукушонок с подбитым крылом

И зайцы, волками искусанные.

И лечит их доктор весь день до заката.

И вдруг засмеялись лесные зверята:

— Опять мы здоровы и веселы!

И в лес убежали играть и скакать

И даже спасибо забыли сказать,

Забыли сказать до свидания!

Мойдодыр

Сказка

Одеяло

Убежало,

Улетела простыня,

И подушка,

Как лягушка,

Ускакала от меня.

Я за свечку,

Свечка — в печку!

Я за книжку,

Та — бежать

И вприпрыжку

Под кровать!

Я хочу напиться чаю,

К самовару подбегаю,

А пузатый от меня,

Убежал, как от огня.

Что такое,

Что случилось?

Отчего же

Всё кругом

Завертелось,

Закружилось

И помчалось колесом?

Утюги за сапогами,

Сапоги за пирогами,

Пироги за утюгами,

Кочерга за кушаком —

Всё вертится,

И кружится,

И несётся кувырком.

Вдруг из маминой из спальни,

Кривоногий и хромой,

Выбегает умывальник

И качает головой:

«Ах ты, гадкий, ах ты, грязный,

Неумытый поросёнок!

Ты чернее трубочиста,

Полюбуйся на себя:

У тебя на шее вакса,

У тебя под носом клякса,

У тебя такие руки,

Что сбежали даже брюки,

Даже брюки, даже брюки

Убежали от тебя.

Рано утром на рассвете

Умываются котята,

И мышата, и утята,

И жучки, и паучки.

Ты один не умывался

И грязнулею остался,

И сбежали от грязнули

И чулки и башмаки.

Я — Великий Умывальник,

Знаменитый Мойдодыр,

Умывальников Начальник

И мочалок Командир!

Если топну я ногою,

Позову моих солдат,

В эту комнату толпою

Умывальники влетят,

И залают, и завоют,

И ногами застучат,

И тебе головомойку,

Неумытому, дадут —

Прямо в Мойку,

Прямо в Мойку

С головою окунут!»

Он ударил в медный таз

И вскричал: «Кара-барас!»

И сейчас же щетки, щетки

Затрещали, как трещотки,

И давай меня тереть,

Приговаривать:

«Моем, моем трубочиста

Чисто, чисто, чисто, чисто!

Будет, будет трубочист

Чист, чист, чист, чист!»

Тут и мыло подскочило

И вцепилось в волоса,

И юлило, и мылило,

И кусало, как оса.

А от бешеной мочалки

Я помчался, как от палки,

А она за мной, за мной

По Садовой, по Сенной.

Я к Таврическому саду,

Перепрыгнул чрез ограду,

А она за мною мчится

И кусает, как волчица.

Вдруг навстречу мой хороший,

Мой любимый Крокодил.

Он с Тотошей и Кокошей

По аллее проходил.

И мочалку, словно галку,

Словно галку, проглотил.

А потом как зарычит

На меня,

Как ногами застучит

На меня:

«Уходи-ка ты домой,

Говорит,

Да лицо своё умой,

Говорит,

А не то, как налечу,

Говорит,

Растопчу и проглочу!»

Говорит.

Как пустился я по улице бежать,

Прибежал я к умывальнику опять.

Мылом, мылом

Мылом, мылом

Умывался без конца,

Смыл и ваксу

И чернила

С неумытого лица.

И сейчас же брюки, брюки

Так и прыгнули мне в руки.

А за ними пирожок:

«Ну-ка, съешь меня, дружок!»

А за ним и бутерброд:

Подбежал — и прямо в рот!

Вот и книжка воротилась,

Воротилася тетрадь,

И грамматика пустилась

С арифметикой плясать.

Тут Великий Умывальник,

Знаменитый Мойдодыр,

Умывальников Начальник

И мочалок Командир,

Подбежал ко мне, танцуя,

И, целуя, говорил:

«Вот теперь тебя люблю я,

Вот теперь тебя хвалю я!

Наконец-то ты, грязнуля,

Мойдодыру угодил!»

Надо, надо умываться

По утрам и вечерам,

А нечистым

Трубочистам —

Стыд и срам!

Стыд и срам!

Да здравствует мыло душистое,

И полотенце пушистое,

И зубной порошок,

И густой гребешок!

Давайте же мыться, плескаться,

Купаться, нырять, кувыркаться

В ушате, в корыте, в лохани,

В реке, в ручейке, в океане, —

И в ванне, и в бане,

Всегда и везде —

Вечная слава воде!

Телефон

Сказка

У меня зазвонил телефон.

— Кто говорит?

— Слон.

— Откуда?

— От верблюда.

— Что вам надо?

— Шоколада.

— Для кого?

— Для сына моего.

— А много ли прислать?

— Да пудов этак пять.

Или шесть:

Больше ему не съесть,

Он у меня ещё маленький!

А потом позвонил

Крокодил

И со слезами просил:

— Мой милый, хороший,

Пришли мне калоши,

И мне, и жене, и Тотоше.

— Постой, не тебе ли

На прошлой неделе

Я выслал две пары

Отличных калош?

— Ах, те, что ты выслал

На прошлой неделе,

Мы давно уже съели,

И ждём не дождёмся,

Когда же ты снова пришлёшь

К нашему ужину

Дюжину

Новых и сладких калош!

 

А потом позвонили зайчатки:

— Нельзя ли прислать перчатки?

А потом позвонили мартышки:

— Пришлите, пожалуйста, книжки!

А потом позвонил медведь

Да как начал, как начал реветь.

— Погодите, медведь, не ревите,

Объясните, чего вы хотите?

Но он только «му» да «му»,

А к чему, почему —

Не пойму!

— Повесьте, пожалуйста, трубку!

А потом позвонили цапли:

— Пришлите, пожалуйста, капли:

Мы лягушками нынче объелись,

И у нас животы разболелись!

А потом позвонила свинья:

— Пришлите ко мне соловья.

Мы сегодня вдвоём

С соловьем

Чудесную песню

Споём.

— Нет, нет! Соловей

Не поёт для свиней!

Позови-ка ты лучше ворону!

 

И снова медведь:

— О, спасите моржа!

Вчера проглотил он морского ежа!

И такая дребедень

Целый день:

Динь-ди-лень,

Динь-ди-лень,

Динь-ди-лень!

То тюлень позвонит, то олень.

 

А недавно две газели

Позвонили и запели:

— Неужели

В самом деле

Все сгорели

Карусели?

— Ах, в уме ли вы, газели?

Не сгорели карусели,

И качели уцелели!

Вы б, газели, не галдели,

 

А на будущей неделе

Прискакали бы и сели

На качели-карусели!

Но не слушали газели

И по-прежнему галдели:

— Неужели

В самом деле

Все качели

Погорели?

Что за глупые газели!

 

А вчера поутру

Кенгуру:

— Не это ли квартира Мойдодыра?

Я рассердился да как заору:

— Нет! Это чужая квартира!!!

— А где Мойдодыр?

— Не могу вам сказать…

Позвоните по номеру сто двадцать пять.

 

Я три ночи не спал,

Я устал.

Мне бы заснуть,

Отдохнуть…

Но только я лёг —

Звонок!

— Кто говорит?

— Носорог.

— Что такое?

— Беда! Беда!

Бегите скорее сюда!

— В чём дело?

— Спасите!

— Кого?

— Бегемота!

Наш бегемот провалился в болото…

— Провалился в болото?

-Да!

И ни туда, ни сюда!

О, если вы не придёте,-

Он утонет, утонет в болоте,

Умрёт, пропадёт

Бегемот!!!

— Ладно! Бегу! Бегу!

Если могу, помогу!

Ox, нелёгкая это работа —

Из болота тащить бегемота!

Федорино горе

Сказка

1 часть

Скачет сито по полям,

А корыто по лугам.

 

За лопатою метла

Вдоль по улице пошла.

 

Топоры-то, топоры

Так и сыплются с горы.

 

Испугалася коза,

Растопырила глаза:

 

«Что такое? Почему?

Ничего я не пойму».

2 часть

Но, как чёрная железная нога,

Побежала, поскакала кочерга.

 

И помчалися по улице ножи:

«Эй, держи, держи, держи, держи, держи!»

 

И кастрюля на бегу

Закричала утюгу:

«Я бегу, бегу, бегу,

Удержаться не могу!»

 

Вот и чайник за кофейником бежит,

Тараторит, тараторит, дребезжит…

 

Утюги бегут покрякивают,

Через лужи, через лужи перескакивают.

А за ними блюдца, блюдца —

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

Вдоль по улице несутся —

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

На стаканы — дзынь!- натыкаются,

И стаканы — дзынь!- разбиваются.

 

И бежит, бренчит, стучит сковорода:

«Вы куда? куда? куда? куда? куда?»

 

А за нею вилки,

Рюмки да бутылки,

Чашки да ложки

Скачут по дорожке.

 

Из окошка вывалился стол

И пошёл, пошёл, пошёл, пошёл, пошёл…

 

А на нём, а на нём,

Как на лошади верхом,

Самоварище сидит

И товарищам кричит:

«Уходите, бегите, спасайтеся!»

И в железную трубу:

«Бу-бу-бу! Бу-бу-бу!»

3 часть

А за ними вдоль забора

Скачет бабушка Федора:

«Ой-ой-ой! Ой-ой-ой!

Воротитеся домой!»

Но ответило корыто:

«На Федору я сердито!»

И сказала кочерга:

«Я Федоре не слуга!»

 

А фарфоровые блюдца

Над Федорою смеются:

«Никогда мы, никогда

Не воротимся сюда!»

 

Тут Федорины коты

Расфуфырили хвосты,

Побежали во всю прыть.

Чтоб посуду воротить:

 

«Эй вы, глупые тарелки,

Что вы скачете, как белки?

Вам ли бегать за воротами

С воробьями желторотыми?

Вы в канаву упадёте,

Вы утонете в болоте.

Не ходите, погодите,

Воротитеся домой!»

 

Но тарелки вьются-вьются,

А Федоре не даются:

«Лучше в поле пропадём,

А к Федоре не пойдём!»

4 часть

Мимо курица бежала

И посуду увидала:

«Куд-куда! Куд-куда!

Вы откуда и куда?!»

 

И ответила посуда:

«Было нам у бабы худо,

Не любила нас она,

Била, била нас она,

Запылила, закоптила,

Загубила нас она!»

 

«Ко-ко-ко! Ко-ко-ко!

Жить вам было нелегко!»

 

«Да, промолвил медный таз,

Погляди-ка ты на нас:

Мы поломаны, побиты,

Мы помоями облиты.

 

Загляни-ка ты в кадушку —

И увидишь там лягушку.

 

Загляни-ка ты в ушат —

Тараканы там кишат,

Оттого-то мы от бабы

Убежали, как от жабы,

И гуляем по полям,

По болотам, по лугам,

А к неряхе — замарахе

Не воротимся!»

5 часть

И они побежали лесочком,

Поскакали по пням и по кочкам.

А бедная баба одна,

И плачет, и плачет она.

Села бы баба за стол,

Да стол за ворота ушёл.

Сварила бы баба щи,

Да кастрюлю, поди, поищи!

И чашки ушли, и стаканы,

Остались одни тараканы.

Ой, горе Федоре,

Горе!

6 часть

А посуда вперёд и вперёд

По полям, по болотам идёт.

 

И чайник шепнул утюгу:

«Я дальше идти не могу».

 

И заплакали блюдца:

«Не лучше ль вернуться?»

 

И зарыдало корыто:

«Увы, я разбито, разбито!»

 

Но блюдо сказало: «Гляди,

Кто это там позади?»

 

И видят: за ними из тёмного бора

Идёт-ковыляет Федора.

 

Но чудо случилося с ней:

Стала Федора добрей.

 

Тихо за ними идёт

И тихую песню поёт:

 

«Ой, вы, бедные сиротки мои,

Утюги и сковородки мои!

Вы подите-ка, немытые, домой,

Я водою вас умою ключевой.

Я почищу вас песочком,

Окачу вас кипяточком,

И вы будете опять,

Словно солнышко, сиять,

А поганых тараканов я повыведу,

Прусаков и пауков я повымету!»

 

И сказала скалка:

«Мне Федору жалко».

 

И сказала чашка:

«Ах, она бедняжка!»

 

И сказали блюдца:

«Надо бы вернуться!»

 

И сказали утюги:

«Мы Федоре не враги!»

7 часть

Долго, долго целовала

И ласкала их она,

Поливала, умывала.

Полоскала их она.

 

«Уж не буду, уж не буду

Я посуду обижать.

Буду, буду я посуду

И любить и уважать!»

 

Засмеялися кастрюли,

Самовару подмигнули:

«Ну, Федора, так и быть,

Рады мы тебя простить!»

Полетели,

Зазвенели

Да к Федоре прямо в печь!

 

Стали жарить, стали печь,-

Будут, будут у Федоры и блины и пироги!

 

А метла-то, а метла — весела —

 

Заплясала, заиграла, замела,

Ни пылинки у Федоры не оставила.

 

И обрадовались блюдца:

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

И танцуют и смеются —

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

 

А на белой табуреточке

Да на вышитой салфеточке

Самовар стоит,

Словно жар горит,

И пыхтит, и на бабу поглядывает:

«Я Федорушку прощаю,

Сладким чаем угощаю.

Кушай, кушай, Федора Егоровна!»

Источник tikitoki.ru

  1. Совсем недавно как раз составляли с учеником небольшой рассказ о жизни это замечательного писателя на английском языке. И готовясь к уроку, я также узнала, что он был не только писателем, но и переводчиком, и критиком. И сколько сложностей и преград было на его творческом пути.
    Его стихи и произведения навсегда останутся классикой русской детской поэзии.
    Спасибо за опубликованные стихи

  2. Стихи Чуковского очень хорошо ложатся на слух и запоминаются легко, поэтому их любят и дети и взрослые)))

  3. Стихи Чуковского в детстве была одной из моих любимых книг. И я так рада была, когда увидела, что эта книга переиздана в наши дни. С теми же картинками). Они мне как родные). Все стихи знаю наизусть. Сама в детстве читала, а потом и сыну. Прекрасные стихи.) Обожаю этого автора.

  4. С удовольствием читала его сказки в детстве, а сейчас читаю сыну. Уже наизусть выучила

  5. Читала Чуковского всем своим детям. А сколько стихов выучили наизусть!
    Вот где настоящий детский поэт!

LEAVE A REPLY