Детские стихи школьная программа. Бальмонт К.Д.

5
Детские стихи школьная программа. Бальмонт К.Д.

Стихи Бальмонта для детей

Константин Бальмонт: биография

Константин Бальмонт – русский поэт, переводчик, прозаик, критик, эссеист. Яркий представитель Серебряного века. Он издал 35 сборников поэзии, 20 книг с прозой. Перевел большое количество произведений зарубежных писателей. Константин Дмитриевич – автор литературных исследований, филологических трактатов, критических эссе. Его стихи «Снежинка», «Камыши», «Осень», «К зиме», «Фея» и многие другие включены в школьную программу.

Детство и юность

Константин Бальмонт родился и жил до 10 лет в деревне Гумнищи Шуйского уезда Владимирской губернии в небогатой, но дворянской семье. Его отец Дмитрий Константинович сначала работал судьей, позже занял пост главы земской управы. Мать Вера Николаевна была родом из семьи, где любили и увлекались литературой. Женщина устраивала литературные вечера, ставила спектакли и печаталась в местной газете.

Портрет Константина Бальмонта

Вера Николаевна знала несколько иностранных языков, и ей была присуща доля «вольнодумства», в их доме частенько гостили «нежелательные» люди. Позже он писал, что мать ему не только привила любовь к литературе, но от нее он унаследовал свой «душевный строй». В семье, помимо Константина, было семеро сыновей. Он был третьим. Наблюдая, как мать учит грамоте старших братьев, мальчик самостоятельно научился читать в 5 лет.

Жила семья в доме, который стоял на берегу реки, в окружении садов. Поэтому, когда пришло время детей отдавать в школу, они переехали в Шую. Таким образом, им пришлось оторваться от природы. Свои первые стихи мальчик написал в 10 лет. Но мама не одобрила этих начинаний, и он ничего не писал следующие 6 лет.

Родители Константина Бальмонта

В 1876 году Бальмонта зачислили в Шуйскую гимназию. Поначалу Костя проявил себя как прилежный ученик, но вскоре ему все это наскучило. Он увлекся чтением, при этом некоторые книги на немецком и французском языках он читал в оригинале. Из гимназии его исключили за плохое обучение и революционные настроения. Уже тогда он состоял в нелегальном кружке, который распространял листовки партии «Народная воля».

Константин переехал во Владимир и учился там вплоть до 1886 года. Еще обучаясь в гимназии, его стихи напечатали в столичном журнале «Живописное обозрение», но это событие осталось незамеченным. После он поступил в Московский университет на юридический факультет. Но и тут долго не задержался.

Константин Бальмонт в детстве

Он сблизился с Петром Николаевым, который был революционером-шестидесятником. Поэтому неудивительно, что через 2 года его отчислили за участие в студенческом беспорядке. Сразу после этого инцидента его выслали из Москвы в Шую.

В 1889 году Бальмонт решил восстановиться в университете, но из-за нервного расстройства вновь не смог доучиться. Эта же участь его постигла и в Демидовском лицее юридических наук, куда он поступил позднее. После этой попытки он решил оставить затею получить «казенное» образование.

Литература

Первый сборник стихов Бальмонт написал, когда был прикован к постели после неудачного самоубийства. Издали книгу в Ярославле в 1890 году, но позднее поэт сам лично уничтожил основную часть тиража.

Поэт Константин Бальмонт

Все же отправной точкой в творчестве поэта считается сборник «Под северным небом». Он был встречен публикой с восхищением, как и последующие его работы – «В безбрежности мрака» и «Тишина». Его охотно стали печатать в современных журналах, Бальмонт стал популярен, его считали самым многообещающим из «декадентов».

В середине 1890-х он начинает близко общаться с Брюсовым, Мережковским, Гиппиус. Вскоре Бальмонт становится наиболее популярным в России поэтом-символистом. В стихах он восторгается явлениями мира, а в некоторых сборниках открыто касается «демонических» тем. Это заметно в «Злых чарах», тираж которого был конфискован властями по соображениям цензуры.

Бальмонт много путешествует, поэтому его творчество пронизано образами экзотических стран и поликультурностью. Читателей это привлекает и восхищает. Поэт придерживается стихийной импровизации – он никогда не вносил правок в тексты, считал, что первый творческий порыв – наиболее верный.

Высоко оценили современники «Фейные сказки», написанные Бальмонтом в 1905 году. Этот сборник сказочных песен поэт посвятил дочери Нине.

Константин Дмитриевич Бальмонт был революционером по духу и по жизни. Отчисление из гимназии и университета не остановило поэта. Однажды он публично прочел стих «Маленький султан», в котором все увидели параллель с Николем II. За это его выдворили из Петербурга и на 2 года запретили жить в университетских городах.

Профиль Константина Бальмонта

Он был противником царизма, поэтому его участие в Первой русской революции было ожидаемо. В то время он подружился с Максимом Горьким и стихи писал такие, которые больше напоминали рифмованные листовки.

Во время декабрьского московского восстания 1905 года Бальмонт выступает перед студентами. Но, опасаясь ареста, вынужден покинуть Россию. С 1906 по 1913 годы живет во Франции в статусе политического эмигранта. Находясь в своеобразной ссылке, он продолжает писать, но критики все чаще стали говорить об упадке творчества Бальмонта. В его последних произведениях они замечали некую шаблонность и самоповторяемость.

Книги Константина Бальмонта

Сам поэт считал своей лучшей книгой «Горящие здания. Лирика современной души». Если до этого сборника его лирика была исполнена тоской и меланхолией, то «Горящие здания» открыли Бальмонта с другой стороны – в творчестве появились «солнечные» и жизнерадостные ноты.

Вернувшись в Россию в 1913 году, он издал 10-томное полное собрание сочинений. Он работает над переводами и читает лекции по стране. Февральскую революцию Бальмонт воспринял восторженно, как и вся русская интеллигенция. Но вскоре пришел в ужас от творившейся анархии в стране.

Константин Бальмонт

Когда началась Октябрьская революция, он был в Петербурге, по его словам, это был «ураган сумасшествия» и «хаос». В 1920 году поэт переехал в Москву, но вскоре из-за слабого здоровья супруги и дочери переехал с ними во Францию. В Россию он больше не вернулся.

В 1923 году Бальмонт издал две автобиографии — «Под новым серпом» и «Воздушный путь». До первой половины 1930-х годов он проехал всю Европу, у публики его выступления имели успех. Но вот у русской диаспоры он уже признанием не пользовался.

Закат его творчества пришелся на 1937 год, тогда он издал свой последний сборник стихов «Светослужение».

Личная жизнь

В 1889 году Константин Бальмонт женился на дочери иваново-вознесенского купца – Ларисе Михайловне Гарелиной. Познакомила их мать, но, когда он объявил о своем намерении жениться, высказалась против этого брака. Константин проявил свою непреклонность и даже пошел ради своей возлюбленной на разрыв с семьей.

Константин Бальмонт и его первая жена Лариса Гарелина

Как оказалось, его молодая супруга была склонна к неоправданной ревности. Они вечно ссорились, женщина не поддерживала его ни в литературных, ни в революционных начинаниях. Некоторые исследователи отмечают, что именно она пристрастила Бальмонта к вину.

13 марта 1890 года поэт решился на самоубийство – выбросился на мостовую с третьего этажа собственной квартиры. Но попытка не удалась – он год пролежал в постели, а от полученных травм на всю жизнь остался хромым.

Константин Бальмонт со второй женой Екатериной Андреевой и дочерью Ниной

В браке с Ларисой у них родилось двое детей. Первый их ребенок умер в младенчестве, второй – сын Николай – был болен нервным расстройством. В итоге Константин и Лариса разошлись, она вышла замуж за журналиста и литератора Энгельгардта.

В 1896 году Бальмонт женился во второй раз. Его супругой стала Екатерина Алексеевна Андреева. Девушка была из состоятельной семьи – умная, образованная и красивая. Сразу после венчания влюбленные уехали во Францию. В 1901 году у них родилась дочь Нина. Во многом их объединяла литературная деятельность, вместе они работали над переводами.

Константин Бальмонт и его третья жена Елена Цветковская

Екатерина Алексеевна не была властной особой, но образ жизни супругов диктовала она. И все бы было прекрасно, если бы не встретил Бальмонт в Париже Елену Константиновну Цветковскую. Девушка была очарована поэтом, смотрела на него будто на бога. Отныне он жил то с семьей, то на пару-тройку месяцев уезжал в заграничные путешествия с Екатериной.

Его семейная жизнь окончательно запуталась, когда Цветковская родила дочь Мирру. Это событие окончательно привязало Константина к Елене, но при этом он не хотел расходиться с Андреевой. Душевные терзания вновь привели Бальмонта к самоубийству. Он выпрыгнул из окна, но, как и в прошлый раз, остался жив.

Константин Бальмонт и Дагмар Шаховская

В итоге он стал жить в Петербурге с Цветковской и Миррой и изредка наведывался в Москву к Андреевой и дочери Нине. Позднее они иммигрировали во Францию. Там Бальмонт стал встречаться с Дагмар Шаховской. Он не уходил из семьи, но встречался с женщиной регулярно, ежедневно писал ей письма. В итоге она родила ему двух детей – сына Жоржа и дочь Светлану.

Но в самые тяжелые годы его жизни с ним рядом все-таки была Цветковская. Она была настолько ему предана, что и года не прожила после его кончины, ушла вслед за ним.

Смерть

Переехав во Францию, он тосковал по России. Но его здоровье ухудшалось, были финансовые проблемы, поэтому о возвращении не было и речи. Жил он в дешевой квартире с разбитым окном.

Могила Константина Бальмонта

В 1937 году у поэта обнаружили психическое заболевание. С этого момента он уже больше не писал стихов.

23 декабря 1942 года он скончался в приюте «Русский дом», недалеко от Парижа, в Нуази-ле-Гран. Причиной его смерти стало воспаление легких. Умер поэт в нищете и забвении.

Три песчинки

«Что можно сделать из трех песчинок?»
Сказала как-то мне Фея вод.
Я дал букетик ей из былинок,
И в трех песчинках ей дал отчет.
Одну песчинку я брошу в Море,
Ей будет любо, там в глубине.
Другая будет в твоем уборе,
А третья будет на память мне.

Трясогузка

Трясогузка, возле лужи,
Хвост тряся исподтишка,
Говорила «Почему же
Всем стихи, — мне нет стишка?
Я ли бегаю не прытко?
Я ли мошек не ловлю?
Иль стихам нужна улитка?
Вот уж гадость Не терплю».
Трясогузка, чудо-птица,
Ты милей мне ярких звезд.
Ты… Но скрылась баловница,
Повернув свой быстрый хвост.

Финская колыбельная песня

Нинике.

Спи, моя деточка, глазки свои закрывая,
Спи, моя девочка, птичка моя полевая,
Светлоголовка, усни, хорошо тебе будет,
Спи, моя деточка, Бог тебя завтра разбудит.
Птичке своей Он навеет воздушные грезы,
Сплел колыбель ей он нежно из листьев березы,
Сон наклонился с дремотой, и шепчет сквозь ветку:
Есть ли здесь деточка? Я убаюкаю детку.
Спит ли здесь деточка в мягкой своей колыбельке?
Славно ли деточке в теплой уютной постельке?
Спи, моя девочка, глазки свои закрывая,
Спи, моя деточка, птичка моя полевая.

Лесунки

Кто играет на опушке?
Чей там звонкий слышен сон?
Тонкий, тонкий, как в игрушке,
Говорит хрустальный звон.
Чьи там маленькие струнки
Преисполнены чудес?
Это нежные лесунки
Веселят полдневный лес.
Вон, в одежде паутинной,
Вместе две, и порознь три,
Волос светлый, волос длинный,
И в венках они, смотри.
Вон, еще, семья другая,
Порознь три, и вместе две,
Пляшут, в зелени мелькая,
Нет следов от них в траве.
Бриллиант роняют в дрёму,
В белый ландыш, в василек,
Освежают их истому,
Расцвечают лепесток.
Вольных бабочек венчают
В беззаконной их любви,
Стебли тонкие качают,
Говорят всему: Живи.
И лесные щебетуньи
Им поют свой птичий стих,
Эти малые колдуньи
Сестры им в забавах их
В гуслях сказочные струнки
Теребит зеленый жук,
Пляшут стройные лесунки,
Долю длится тонкий звук

Лихо

(украинская сказка)

Жить было душно. Совсем погибал я.
В лес отошел я, и Лиха искал я.
Думу свою словно тяжесть несу.
Шел себе шел, и увидел в лесу
Замок железный. Кругом — черепа, частоколом.
Что-то я в замке найду?
Может, такую беду,
Что навсегда позабуду, как можно быть в жизни веселым?
Все же иду
В замок железный.
Вижу, лежит Великан.
Вид у него затрапезный.
Тучен он, грязен, и нагл, и как будто бы пьян.
Кости людские для мерзкого — ложе.
Лихо! Вокруг него — Злыдни, Журьба.
А по углам, вкруг стола, по стенам, вместо сидений, гроба.
Лихо! Ну что же?
Я Лиха искал.
Страшное Лихо, слепое.
Потчует гостя «Поешь-ка» Мне голову мертвую дал.
Взял я ее да под лавку. Лицо усмехнулось тупое.
«Скушал?» — спросил Великан.
«Скушал». Но Лихо уж знало, какая сноровка
Тех, кто в бесовский заходить туман.
«Где ты, головка-мутовка?»
«Здесь я, под лавкою, здесь».
Жаром и холодом я преисполнился весь.
«Лучше на стол уж, головка-мутовка
Скушай, голубчик, ты будешь, сам будешь, вкусней».
В эту минуту умножилось в мире число побледневших людей.
Поднял я мертвую голову, спрятал на сердце. Уловка
Мне помогла Повторился вопрос и ответ.
«Где ты, головка-мутовка?»
«Здесь я под сердцем». — «Ну, съедена значит», —
подумал дурак-людоед,
«Значит, черед за тобой», — закричало мне Лихо.
Бросились Злыдни слепые ко мне, зашаталась слепая Журьба.
В нежитей черепом тут я ударил, и закипела борьба.
Бились мы. Падал я. Бил их. Убил их.
И в замке железном вдруг сделалось тихо.
Вольно вздохнул я
Да здравствует воля, понявшею чудищ, раба!

Заинька

Заинька беленький хвостиком моргал,
Заинька в садике вкусного искал.
Заиньку в садике садовник увидал,
Выстрелил в заиньку, выстрел не попал.
Заинька прочь ушел, пошел он в огород,
В грядках капустных стал сильный недочет.
Заиньку отдали амке под надзор,
Амкает амка, но зайка ловкий вор.
Заиньку белого вьюга бережет,
Заиньку полночь в обиду не дает
Заиньку белого ежели убьют,
Что же нам песенки веселые споют!

Глупенькая сказка

Курочки-хохлаточки
По дворику ходили.
Улиточки-рогаточки
По травкам след водили.
Черненькая бархатка
В платьице запала.
Черненькая бархатка
В складочках пропала.
Деточка закрыла
Усталые глазки.
Дышит — и не слышит
Глупенькой сказки.

Забавы феи

Пускала пузырики
В соломинку Фея.
Придворные лирики
Жужжали ей, рея: —
О, чудо-пузырики,
О, дивная Фея!
Пурпурные, синие,
Нежнее, чем в сказке.
Какие в них линии,
Какие в них краски!
Зеленые, синие,
Как детские глазки.
Но Фее наскучили
Жужжащие мошки.
Всегда ведь канючили
Они на дорожке.
Забавы замучили
Ей ручки и ножки.
Соломинку фейную
От Феи убрали.
Постельку лилейную
Готовить ей стали.
И песнь тиховейную
Ей сны напевали.

К зиме

Лес совсем уж стал сквозистый,
Редки в нем листы.
Скоро будет снег пушистый
Падать с высоты.
Опушит нам окна наши,
В детской и везде.
Загорятся звезды краше,
Лед прильнет к воде.
На коньках начнем кататься
Мы на звонком льду.
Будет смех наш раздаваться
В парке на пруду.
А в затишьи комнат — прятки,
В чет и нечет — счет.
А потом наступят Святки,
Снова Новый Год.

Кошкин дом

Мышка спичками играла,
Загорелся кошкин дом
Нет, давай начну сначала,
Мышка спичками играла,
Перед Васькой, пред котом.
Промяукнул он на мышку, —
А она ему: «Кис-кис»
«Нет», — сказал он, — «это — лишку»,
И за хвостик хвать плутишку,
Вдруг усы его зажглись.
Кот мяукать, кот метаться,
Загорелся кошкин дом
Тут бы кошке догадаться,
А она давай считаться,
Все поставила вверх дном.
Погубила ревность злая,
Кошкин дом сгорел до тла.
«Этой мышке помогла я»,
Спичка молвила, пылая. —
Мышка до сих пор цела.

Снежинки («На детскую руку упали снежинки…»)

На детскую руку упали снежинки,
На малом мизинчике восемь их было число.
Различную форму являли пушинки,
И все так мерцали воздушно-светло.
Вот крестики встали, вот звезды мелькнули,
Как мягок сквозистый их свет.
Но детские пальчики чуть шевельнули, —
И больше их нет.

Ручей («Кто печаль развеял дымкой?…»)

Вильяму Р. Морфилю

«Кто печаль развеял дымкой?
Кто меж тучек невидимкой
Тусклый месяц засветил?
Кто, шурша травой густою,
Возмущает над водою
Точно дальний дым кадил?»
«Чья печаль в твоем журчаньи!»
Я спросил в ночном молчаньи
У звенящего ручья.
«Чья печаль в росе блестящей,
И в осоке шелестящей?»
Мне ручей сказал: «Ничья!»
«Отчего же так печальны,
Так уныло-музыкальны
Трепетанья быстрых вод?»
«Я пою!» ручей ответил.
«Я всегда певуч и светел,
Я всегда бегу вперед!»

У чудищ

Я был в избушке на курьих ножках.
Там все как прежде. Сидит Яга.
Пищали мыши, и рылись в крошках.
Старуха злая была строга.
Но я был в шапке, был в невидимке.
Стянул у Старой две нитки бус.
Разгневал Ведьму, и скрылся в дымке.
И вот со смехом кручу свой ус.
Пойду, пожалуй, теперь к Кощею.
Найду для песен там жемчугов.
До самой пасти приближусь к Змею.
Узнаю тайны — и был таков.

Утренний цветок

Я нашел в лесу цветок,
Он такой был легкий, нежный,
И рукой моей небрежной
Сломан тонкий стебелек.
Много я сорвал цветов,
И ликующих и бледных,
В этих чащах заповедных,
Далеко от городов.
Но упрямая душа
Говорит, что лишь вначале,
В утро, чуждое печали,
Радость счастья хороша.
И воздушный тот цветок
Я во всех своих скитаньях,
В наслажденьях, и в страданьях,
Позабыть никак не мог.

Источник stih.su

  1. До самой пасти приближусь к Змею.
    Узнаю тайны — и был таков.

LEAVE A REPLY